Не страшно задавать дурацкие вопросы

 Интервью для «Русской планеты»

Тимофей Петерс

Тимофей Петерс. Фото: Екатерина Жмырова

Тамбовский предприниматель Тимофей Петерс — о том, как хобби сделать работой, «сарафанном» маркетинге, самоварах с характером и поиске антикризисных предложений

Тимофей Петерс — частный предприниматель, больше известный в Тамбове как «Чай-человек». Всего несколько лет назад он работал в газовой компании, но потом написал заявление «по собственному желанию» и открыл небольшую чайную, которую тамбовчане быстро переименовали в «Тимофейню». Постепенно это место стало мини-культурным центром, где можно не только выпить чая или кофе, но и научиться играть на барабанах или валять игрушки из шерсти. А сам Петерс, самостоятельно начавший свой бизнес с нуля, теперь проводит мастер-классы для студентов-экономистов.

– Тимофей, насколько я знаю, у вас была довольно успешная карьера в престижной компании.

– Да, я 14 лет работал в «Тамбовоблгазе». Начинал инженером, а уходил замначальника управления информационных технологий и связи. Понял, что достиг «потолка» в этой организации и карьере вообще. Нужно было либо перебираться по линии «Газпрома» в Москву или Питер, либо уходить в другую сферу. В то время чай был моим хобби. Мы с друзьями устраивали самоварные чаепития. Собирались у меня на даче. Сначала два человека, потом пять, потом двадцать, а потом уже и по сто человек стали собираться.

– А началось-то все с чего?

– А началось все с кофе.

– Увлечение чаем началось с кофе?

– Именно, я кофе очень любил. Был настоящим кофейным наркоманом, маньяком. Не представлял себе утра без кофе, пил его в диких количествах и постепенно начал себя как-то нехорошо чувствовать. Пошел сдался доктору, и он мне сказал, что с кофе надо завязывать. У меня ломка была дикая, как у курильщика. А тогда в 90-е как раз стали появляться разные развесные китайские чаи. Для меня это было просто открытие. Как и все, начинал с ароматизированных чаев. Потому что вкус всегда развивается от сложного к простому. Во всем — в кулинарии, музыке, одежде. Сначала хочется чего-то яркого попугаистого, а потом приходишь к простоте. И вот я начал пробовать все эти разные китайские чаи и понял, что благодаря чаю, кроме всего прочего, можно еще и изучать мировую историю и культуру — как чай появился в Китае, как попадал в разные страны. В Индию, например, с войной, в Россию благодаря дипломатии и торговле, в Америку — с революцией — вспомним знаменитое Бостонское чаепитие.

– В Тамбовской области были какие-то свои особенные традиции чаепития?

– Нет, везде в России чай пили примерно одинаково, из самовара. Я довольно давно увлекся самоварами. Сначала примерно год брал у своего друга самовар поиграться. Потом свой купил — один, второй, и понеслось. В итоге их у меня штук 15 стало. В гараже лежали. Я подумал, что уже хватит, наверное, и начал эти самовары продавать. Как выяснилось, очень востребованная штука. Например, человек строит у себя на даче баню. Ему хочется, чтобы он вышел из бани, а там самовар. Или на шашлык гости приедут. Вскипятить пять литров чая, сесть вокруг самовара. Не всегда же с пивом и водкой люди отдыхают. Самовар — это же солярный символ солнца, круглое зеркало, которое всех объединяет. Сидишь, смотришь в отполированный самовар и видишь в нем отражения всех гостей. В общем, штука хорошая и демократичная. Плюс еще дымом пахнет и поет, когда начинает закипать. У каждого самовара свой звук — это же резонатор. А еще у каждого самовара свой характер. Некоторые очень капризные бывают. Топишь его и не отойдешь ни на шаг. На 30 секунд отвлекся, а он уже погас. Как вот этот, например, иранский. Он современный 2000-х годов. А вот этот — старый дореволюционный самовар. Ему все ни по чем. Мы его топили зимой в снег и в ветер. Ему плевать на все. Забил его дровами, один раз зажег, и он не погаснет никогда. Знали наши предки толк в самоварном искусстве.

– И все-таки, как вы поняли, что пора увольняться из газовой компании и делать хобби своей работой? У вас был начальный капитал?

– Ну я не сразу уволился, все происходило постепенно. Начальный капитал был, но очень небольшой. Даже не то, чтобы начальный капитал на какое-то дело конкретное, а «подушка безопасности» для семьи на всякий случай. Я, кстати, всем рекомендую не всю зарплату до конца просаживать, а оставлять процентов десять.

– А как же кризисы? Ведь завтра от этой «подушки безопасности» может ничего не остаться.

– Пусть лучше она будет. Потому что кризис кризисом, но в жизни может случиться всякое. Можно по форс-мажорным обстоятельствам вылететь с работы, заболеть, родители тоже уже немолоды. В то время у меня как раз ребенок только родился, мы с женой на всякий случай еще до родов деньги откладывали. Они и стали начальным капиталом.

– Тимофей, вы же не были ни бизнесменом, ни финансистом, опыта в этой сфере не имели абсолютно. С чего вы начинали?

– Сначала главное — принять решение. И принимал я его месяца два. Было тяжело и непонятно — надо было пускаться в плавание в неизвестные воды. А когда решение было принято, сразу стало легче. Потом регистрировал фирму, подавал документы в налоговую. Сфера новая была для меня совершенно. Очень много читал книжек всяких разных. Огромное количество глупых вопросов задавал всем подряд. Я всех своих знакомых и друзей предпринимателей достал просто, просил совета. У меня голова была огромная, опухла как у Страшилы, иголки во все стороны торчали. Спать было некогда. Вообще, один из самых хороших вопросов к читающим людям: «Посоветуйте мне книжку на такую-то тему?» Для меня, например, знаковой стала книжка Джейсона Фрайда «Rework». Она многое перевернула в моем представлении о бизнесе. Научила задавать себе вопросы.

– Какие, например?

– Например, ты хочешь открыть свое дело. Нужен начальный капитал. И ты себя спрашиваешь: «Что делать, если начального капитала нет? Какие могут быть варианты?» И, отвечая на эти вопросы, избавляешься от лишнего. Что обычно делают люди, которые решили открыть свой бизнес? Первым делом находят офис, покупают мебель, оргтехнику, набирают сотрудников, кассовый аппарат ставят. Ну и в конце, конечно, надо забомбить самую крутую рекламу — телевидение, радио, билборды, растяжки, фирменные бланки, визитки. Получается, что новоиспеченный предприниматель взял в банке кредит в полмиллиона рублей и все их туда вбухал. А теперь сидит и ждет, когда же к нему придут первые клиенты, а они не приходят. И что думает этот новоиспеченный предприниматель? Наверное, я рекламы мало давал, надо больше. И он последний бюджет сливает на рекламу и через три месяца закрывается.

– А как вы поняли, что надо делать по-другому?

– По книжкам. Задаешь себе вопрос: «Если у меня нет офиса, без него можно обойтись?» Можно. Выкидываем офис, выкидываем мебель. Без чего еще можно? Вся ненужная вода выжимается, и остается, собственно, идея самого бизнеса: продукт и кому ему продать. А потом уже вся эта мишура в виде офиса и так далее. Вот уже, слава Богу, три года прошло, у меня по-прежнему нет офиса и все прекрасно. На начальном этапе, если вы можете на что-то денег не потратить, лучше их не тратить. Что касается рекламы: сейчас есть возможность обойтись сарафанным радио. Так называемый «сарафанный маркетинг» — малобюджетный, безбюджетный или, как еще говорят, партизанский. Очень много книжек про это есть. Я до сих пор таким обхожусь. Думать надо головой и не про то, как деньги потратить, а про то, как их заработать.

– Ну хорошо, есть четко оформившаяся идея бизнеса. И что с ней дальше делать?

– Надо понять, кому это нужно и нужно ли вообще. Знаете, есть такой анекдот про неуловимого Джо? Он потому неуловимый, что просто никому не нужен. Также и с идеей. Если есть гениальная идея и этот рынок свободен, как голубой океан, следует задуматься, а почему на этом рынке никого нет? Может, это просто никому не нужно?

– Тот рынок, на котором работаете вы, не был свободным. Кафе и чайных магазинов в Тамбове довольно много.

– Чайный рынок заполнен и даже перенасыщен. Тем, кто сейчас открывает чайные магазины, традиционные китайские, я бы советовал очень хорошо подумать, потому что сейчас можно практически любой чай в Интернете купить, там сотни тысяч магазинов. Нужно очень хорошо понимать, чем ты будешь среди этих магазинов выделяться. Причем, «у меня будет самая низкая цена» — плохой ответ. Потому что цена — последнее, чем можно привлечь потенциальных покупателей. Нужно УТП — уникальное торговое предложение. Начинающий предприниматель должен сформулировать, в чем, собственно, его конкурентное преимущество, почему люди будут покупать именно у него.

– В чем ваше УТП?

– УТП — это такая вещь, которая должна быть в крови, ее должны чувствовать все. Наше УТП в любви к людям. К любым, ко всем, с кем мы соприкасаемся. Я вообще людей люблю просто. Они интересные и здоровские. Это же море, океан, вселенная. Приятно общаться, что-то от других людей узнавать, что-то им давать. У нас здесь в «Тимофейне» вообще не чай главный, главное — это люди. А чай — это среда, что-то, заполняющее эфир.

– Но в самом начале как-то приходилось привлекать людей?

– Все начиналось очень просто. Нет офиса, а что есть? Есть квартира, которую я сдаю. И я решил ее не сдавать, а сделать там чайную. Нет магазина? Хорошо. Но я могу продавать чай на самоварных чаепитиях. И так у меня появилось место, где можно посидеть выпить чаю небольшой компанией, и место, где его продавать. То есть первая чайная была в обычной квартире на четвертом этаже. Так и обходились, чтобы понять, востребовано все это или нет. А через год в квартире место кончилось, люди уже на головах друг у друга сидели, и я понял, что пора уже дальше двигаться. Квартиру закрыли и эволюционировали в чайную. В этом году, если ничего не рухнет, будем дальше двигаться. Возможно, будем открывать филиалы. А еще мне близка тема здорового питания. Я когда-то весил 106 килограммов, сейчас, слава Богу, гораздо меньше. Много про питание читал, пробовал на себе. Постепенно пришел к вегетарианству. А в Тамбове покушать вегетарианцам практически негде. Листаешь меню, из 20 салатов можно выбрать максимум два и гарнир какой-нибудь заказать. Хотелось бы открыть магазин здорового питания, вегетарианское кафе. Тема хостелов очень близка, потому что я много путешествую.

– Как вы пришли к тому, что здесь должен быть не простой чайный магазин, а своеобразная творческая площадка?

– Сначала ничего здесь не было: ни сцены, ни звука, ни столов, ни пирогов. Просто небольшой магазинчик. Потом постепенно все это стало превращаться в чайную. Какие-то новые проекты появлялись, концерты проходили, барабанную школу сделали, мастер-классы стали проводить. То есть из обычного магазина вырос мини-культурный центр. Мы не ставили никогда цели заманить сюда всех, черным пиаром никогда не занимались. Стараемся чувствовать настроение людей и ловить идеи, которые витают в воздухе. Вот, например, с этими совами, которые стали брендом. Я купил две глиняные совы, поставил на полку. Кто-то пришел и говорит: «О, вы сов собираете, у меня дома есть две штуки, я принесу». Я даже не успел ничего возразить. И понеслось: начали они сюда слетаться. А потом мы уже придумали, почему сов собираем. Целых три версии. Потому что совы — птицы мудрости, и чай тоже напиток мудрости. Потому что совы — птицы ночные, и чай тоже напиток ночной — сварил себе пуэру в турке и всю ночь как сова. А еще потому что совы очень клевые. С названием также получилось. Люди придумали. Сначала была «Чайная Тимофея Петерса». Я хотел имя свое дать как определенную гарантию. А потом краем уха услышал, что люди между собой называют ее «Тимофейня». Я думаю: «О, отличное название». Что касается концертов, мы редко сами кого-то приглашаем. Обычно это все сарафанное радио. Стоит элементарно кому-то помочь с организацией, и музыканты в своей тусовке друг другу передают, где играли, какие тут люди, дают контакты.

– Когда бизнес был еще на стадии становления, с какими-то серьезными проблемами сталкивались? Бывали моменты, когда руки опускались?

– Вообще, самая большая проблема — это, конечно, наладить работу с людьми. Сложно осознать, что другие люди совсем не такие, как ты. Вроде бы и мысли схожие, но начинаешь человеку объяснять то, что для тебя понятно, а у него вообще по-другому голова устроена. И для него это вообще никак не очевидно. Из-за этого возникают конфликты. И есть два пути — либо научиться доносить до людей свои идеи, прокачав собственный преподавательский навык, либо искать других людей. Найти хороших специалистов — это как мытье золота. Надо тонны породы перебрать, прежде чем ты найдешь тех, кто тебе подходит. Взрослых ведь очень тяжело или практически невозможно переделать, перевоспитать. Если с человеком не совпадают базовые ценности, с ним надо прощаться, работать ты с ними не сможешь. И это психологически тяжело для начинающих предпринимателей — расставаться с людьми. Это просто кусок души и сердца. Самые серьезные кризисы у меня были как раз из-за человеческих отношений с персоналом. Но после того, как навык прокачивается, все гораздо проще становится. Ну нет и нет, значит человек может проявить себя в какой-то другой компании, другой сфере.

– Тимофей, вас сейчас приглашают проводить семинары для молодых экономистов, которые оканчивают вузы. Что вы советуете начинающим предпринимателям?

– Пробовать. Вообще, умные люди всегда советуют попробовать продать половину продукта, когда еще не все доведено до совершенства, есть какие-то косяки. Потому что невозможно все довести до идеала. Пока ты будешь год этим заниматься, вдруг окажется, что ты гоняешься за тем самым неуловимым Джо, который никому не нужен. А если сначала продать хотя бы 10% от этого Джо, можно успеть что-то подкорректировать. А еще не обязательно сразу все бросать, жечь мосты, увольняться с работы. Можно работать и параллельно вести свой блог в Интернете. Возможно, через полгода человек поймет, что это не бизнес вообще, а просто хобби. Ну и пусть это будет хобби, которым можно время от времени зарабатывать. Параллельно надо читать книжки о том, как люди через интернет это продают. Еще нужно знакомиться с людьми. Когда я только начинал, убедился, что вообще не страшно задавать дурацкие вопросы. Мне отвечали люди космического масштаба — директор банка, начальник налоговой. Спускались ко мне маленькому предпринимателю, который задает совершенно дурацкие вопросы, все разжевывали и объясняли. Куча людей помогала просто. Не страшно быть тем, кто ты есть на самом деле. Если ты чего-то не знаешь, так и скажи. И в четырех случаях из пяти тебе все объяснят и расскажут. Мир полон добрых людей, нужно только спросить.

– В Тамбове есть какая-то своя специфика ведения бизнеса, вы заметили что-то особенное?

– Да, я заметил, что в Тамбове люди часто ждут подвоха. Обычно так бывает, когда человека очень много жизнь била и он ждет, что сейчас снова что-то такое прилетит в очередной раз и ударит. Когда мы начали делать бесплатные проекты, многие думали, что мы их как-то обмануть хотим. Например, когда пироги бесплатно раздаем, чай, кофе, люди думают: «Какие-то, наверное, несвежие там пироги и плохой чай». Свои-то уже знают, кто к нам постоянно ходит, а чужие пугаются. Но все равно все нормально будет, наших будет больше.

– Финансовый кризис отразился на вас, будете что-то менять?

–Да мы и так уже маневрируем, пытаемся что-то делать. На посуду, например, ценник взлетел просто до необозримых высот. Мы решили, что больше не будем ее продавать. Те чаи, которые были в премиум-сегменте, тоже просто в космос улетели. Поэтому их тоже не будет. Те, что были в среднем сегменте, теперь в премиум перейдут. Сейчас ищем какие-то антикризисные предложения. Будем возить более простые чаи, которые раньше не возили, чтобы те люди, которые к нам ходили и пили недорогой чай, не лишались этой возможности. Короче, будем бежать быстрее. Чтобы оставаться на месте в кризис, нужно быстро бежать, а чтобы вперед двигаться, надо бежать еще быстрее. А вообще, кризис — не кризис, будем работать дальше. Люди всегда будут нуждаться в общении и в хорошем чае.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *